«Всемирный совет церквей» рассказал о вкладе православных в свой бюджет

«Всемирный совет церквей» (ВСЦ) – ведущая международная экуменическая организация – опубликовал финансовый отчёт за 2019 год. Доходы организации составили 29,7 млн. швейцарских франков, что значительно выше показателя 2018 года (24,8 млн. фр.). Из этой суммы 3,85 млн. франков – членские взносы (которые уплатили лишь 209 членов ВСЦ из 350). Вклад Русской Православной Церкви составил 10936 франков, или около 711 тыс. рублей по среднегодовому курсу 2019 года. Немного меньше средств внесли Иерусалимский патриархат (10887 фр.) и Константинопольский патриархат – 10527 франков (но к этому показателю можно добавить отдельный вклад подчиняющейся Фанару Финской Православной Церкви в размере 3591 фр.). Всего Православные Церкви внесли 42 тыс. фр., что составляет лишь 1% от общей суммы членских взносов.

 
Логотип "Всемирного совета церквей".
 
Логотип «Всемирного совета церквей».

Какие же «церкви» являются главными спонсорами и, соответственно, интересантами деятельности «Всемирного совета церквей»? Это Евангелическая церковь Германии (сумма членского взноса – 801 тыс. фр.), Пресвитерианская церковь США (447 тыс. фр.), Церковь Швеции (429 тыс. фр.), Объединённая методистская церковь США (393 тыс. фр), Евангелическо-лютеранская церковь Финляндии (199 тыс. фр.), Церковь Англии (115 тыс. фр.) и др.

Выше речь шла только о членских взносах. Но помимо них протестантские организации и «церкви» финансируют различные программы ВСЦ. Например, американская организация «Хлеб миру», которая занимается борьбой с голодом и нищетой, внесла аж 4,7 млн. фр., организация «Евангелическая миссия в Германии» выделила 1,4 млн. фр., Церковь Швеции 1,1 млн. фр., «Немецкое общество международного сотрудничества» 874 тыс. фр., «Норвежская церковная помощь» 419 тыс. фр., «Финская церковная помощь» 374 тыс. фр., Евангелическо-лютеранская церковь в Америке 308 тыс. фр., «Объединённая церковь Канады» 249 тыс. фр.

Интересно, что среди спонсоров ВСЦ оказалось Министерство иностранных дел Норвегии (109 тыс. фр.) и Католический комитет по культурному сотрудничеству (24 тыс. фр.) – структура Ватикана, основанная в 1963 г. с целью развития экуменического (в т. ч. академического) сотрудничества с Православными Церквями и нехалкидонскими церквями.

Информацию о бюджете ВСЦ прокомментировал научный руководитель Православного исследовательского центра «Хризма» Евгений Иванов:

Финансовый отчёт «Всемирного совета церквей» ясно показывает, что эта организация действует прежде всего в интересах протестантских «церквей» Европы (особенно Германии и стран Скандинавии) и Северной Америки – они формируют «львиную долю» бюджета, финансируют основные программы.

Характерная особенность – почти все ключевые спонсоры ВСЦ (Евангелическая церковь Германии, Церковь Швеции, Церковь Норвегии, Церковь Англии, Пресвитерианская церковь США) признают так наз. «однополые браки», многие из этих «церквей» допускают так наз. «женское священство» и «рукоположение» гомосексуалистов. Это позволяет отнюдь не метафорически называть «Всемирный совет церквей» «советом нечестивых», в котором, следуя словам святого псалмопевца Давида, верующие участвовать не должны.

То, что вклад православных в деятельность ВСЦ незначителен, — неплохо. Не хватало ещё, чтобы Православные Церкви масштабно финансировали эту организацию… В то же время, само присутствие в ВСЦ и внесение членских взносов символически значимы. Православные Церкви, на самом деле не принадлежа к экуменическо-еретическому интернационалу, к сожалению, своим членством в ВСЦ создают как у собственных верных, так и у протестантов иллюзию некоего единства Православия с ересями. Само вступление во «Всемирный совет церквей» в 1961 году было осуществлено под давлением властей. В то же время, в этом нашёлся определённый прагматический смысл для Церкви, которая получила возможность на достаточно крупной международной трибуне озвучивать свою позицию.

Вместе с тем, за прошедшие десятилетия экуменическое движение деградировало, протестантские «церкви» стали ещё более секуляризованы, многие из них подменили традиционное нравственное учение христианства. Также площадка ВСЦ перестала быть значимой в условиях открытых глобальных коммуникаций и присутствия Русской Православной Церкви на всех континентах, особенно с учётом воссоединения с РПЦЗ и усиления зарубежной миссии.

Характерно изменение позиции священноначалия Русской Православной Церкви: от экуменического энтузиазма 1960-1980-х годов до «охлаждения» 1990-2000-х годов. На рубеже тысячелетий, в том числе под влиянием выхода Грузинской и Болгарской Церквей из ВСЦ, происходила серьёзная дискуссия, в которой активно участвовал нынешний Патриарх Кирилл. Одним из важных итогов этой дискуссии стала весьма скептическая оценка экуменического движения и «Всемирного совета церквей», которую в 2000 г. дал Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в документе «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию». Там сказано о «нарастающем кризисе ВСЦ», связанном с «кризисом значительного числа протестантских деноминаций ― членов ВСЦ и кризисом экуменического движения в целом». Согласно позиции Собора, «возможно такое развитие в протестантских церквах и во Всемирном Совете Церквей, с которым православные уже не смогут согласиться ни по экклезиологическим, ни по догматическим, ни по нравственным соображениям», «нынешнее развитие ВСЦ идет в опасном и недолжном направлении». Собор заключил: «Негативные тенденции в ВСЦ приводят к тому, что Русская Православная Церковь оказывается перед необходимостью быть готовой к изменению своего статуса в отношениях с ВСЦ. Впрочем, такое решение должно быть принято лишь при полном исчерпании всяких средств по изменению характера ВСЦ». Очевидно, данные соборные выводы были и личными выводами нынешнего Патриарха, который готовил документ об отношении к инославию.

В 2010 г. на встрече с генсеком ВСЦ Олафом Фюксе Твейтом Патриарх Кирилл прямо заявил, что отступление членов ВСЦ от традиционных нравственных норм (в т. ч. по вопросу о гомосексуализме) является препятствием для диалога. В 2016 г., выступая на Всемирном русском народном соборе, Святейший Патриарх Кирилл заявил: «наша Церковь активно участвовала в так называемом экуменическом движении, — это был диалог с западными христианами. А почему этот диалог стал возможен? Да потому что в западных христианах, ввиду их, в первую очередь, этической позиции, мы видели своих единомышленников. Мы видели, что западный христианский мир разделяет, несомненно, те же ценности, касающиеся человеческой личности, семьи, отношения к Богу, природе, человеку, и это создало предпосылки для диалога. Сегодня эта общая ценностная платформа разрушена, потому что значительная часть западного христианства пересматривает фундаментальные евангельские нравственные позиции в угоду сильным мира сего. Поэтому диалог приостановился (…). Наши внешние межцерковные, межхристианские связи сегодня практически не включают реальный диалог с западным протестантизмом».

Пожалуй, это почти исчерпывающий ответ относительно целесообразности участия Русской Православной Церкви во «Всемирном совете церквей». Очевидно, от былого экуменического энтузиазма Святейшего Патриарха Кирилла, которым его попрекают раскольники и сочувствующие им, мало что осталось. Нужно лишь поставить формальную «точку» во всей этой истории.

Условия выхода Русской Православной Церкви из ВСЦ, предусмотренные позицией Юбилейного Архиерейского Собора 2000 г., наступили, и сегодня можно абсолютно легитимно и обоснованно ставить вопрос о выходе из экуменического движения. Такое решение, судя по опросу Аналитического центра свт. Василия Великого в апреле 2020 г. с участием 1016 чел., поддерживают 58% респондентов. По опросу Православного исследовательского центра «Хризма», две трети респондентов (65% из 320 участников) убеждены, что выход из ВСЦ укрепит доверие верующих к священноначалию.

Ещё следует отметить, что «Всемирный совет церквей» регулярно выступает с политическими обращениями, далеко не все из которых могут быть поддержаны Русской Православной Церковью. Возьмём недавний пример: в августе «Всемирный совет церквей» поддержал межрелигиозное обращение, содержащее требование о полном запрете ядерного вооружения и призыв к дальнейшей ратификации созданного ООН Договора о запрещении ядерного оружия (2017 г.). Этот документ, одобренный 44 странами, по понятным причинам не принят Российской Федерацией, для которой обладание ядерным оружием как оружием защиты является крайне важным для обеспечения безопасности и одновременно служит фактором международной стабильности.

В общем, участие Русской Православной Церкви во «Всемирном совете церквей» является анахронизмом, рудиментом «советской» внешнецерковной политики. Это участие, не имея уже почти никакого прагматического смысла, в то же время порождает огромное количество соблазнов. Достаточно напомнить, что почти все более-менее значимые расколы в Русской Православной Церкви («неприсоединившиеся» из РПЦЗ, «диомидовский» раскол, непоминающие, схимонах Сергий (Романов) и др.) спекулируют на тему «экуменизма» Московской Патриархии и лично Святейшего Патриарха, участия во «Всемирном совете церквей». Так может быть, пора перестать давать повод ищущим повода и предпочесть внутрицерковное единство со своими подчас немощными братиями и сёстрами, нежели несбыточное единство с инославными? «Если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек» (1 Кор. 8:13), — говорится в Священном Писании. Так не пора ли с православного «стола» убрать «экуменическую» пищу?..

Поделиться ссылкой: